Украина и дефолт: что за аферу придумал Коломойский

Сопротивляющаяся роспуску Верховная Рада, крах надежд на окончание войны, даже уголовные дела против экс-президента Порошенко – всё эти темы сразу отошли на второй план после того, как Игорь Коломойский публично посоветовал Владимиру Зеленскому объявить дефолт. И страну тут же накрыли раздающиеся со всех сторон вопли ужаса, причитания и самые зловещие пророчества…

Больше всех старался экс-премьер Арсения Яценюк, поспешивший заявить что «это банкротство Украины и каждого гражданина», «это инфляция больше 10 тысяч процентов как в 90-е», «это безработица» (как будто её сейчас нет), «это клиническая смерть экономики» и т.д. и т.п. В общем, настоящая словесная эпилепсия! При этом Яценюк с нескрываемой теплотой рассказал о чуть ли ни благотворительной миссии МВФ, дающем Украине деньги всего под 1% годовых (на самом деле 3% плюс маржа), и категорически подчеркнул, что «альтернативы программе МВФ нет».

Арсений Петрович так раздухарился, словно он имеет во всем этом личную заинтересованность – что, кстати, не исключено! Другие «эксперты» были не столь красноречивы, и утверждали, что Коломойский задумал устроить дефолт для того, чтобы по дешевке скупить в Украине предприятия и земли. В общем, все приводимые сейчас аргументы, коими пестрят СМИ, свидетельствуют однозначно против дефолта: это катастрофа, и никак иначе!

Но рассуждать о том, как коварный эгоист Коломойский задумал ради собственной корысти погубить Украину и разорить украинцев, было бы слишком примитивно и неинтересно. Да и слишком далеко от истины, которая как раз и скрывается за всеми этими причитаниями о гиперинфляции и призывами сплотиться вокруг МВФ. А знаете, в чем эта истина? В том, что МВФ в данном вопросе, практически, не причем. Поднятая тема дефолта затрагивает отношения Украины и Международного валютного фонда лишь косвенно. Но в реальности шум поднят не из-за кредитов МВФ, а из-за украинских облигаций…

Прежде, чем рвать на себе волосы и посыпать их пеплом сгоревших ценных бумаг, обратимся к статистике. Итак, на начало 2019 года валовой (общий) внешний долг Украины составлял 114,7 миллиардов долларов, и к сегодняшнему дню эта цифра почти не изменилась (плюс-минус миллиард). Из них непосредственно долларов Украина задолжала 81,9 миллиарда. Остальное: 16 миллиардов евро, а также рубли, гривны, юани и специальные средства заимствования (СПЗ, «валюта» МВФ, которую Украина берет в долг).

Однако в этот общий долг входят инвестиции, кредиты и облигации негосударственных структур и предприятий, зарегистрированных в Украине (всего 67,5 миллиардов). Например, сотни миллионов долларов и евро, которые задолжали европейским банкам разные «куриные олигархи». Заплатят они свои долги или нет – это их проблема, и государство не должно её решать.

Другое дело это государственный внешний долг Украины, включающий в себя финансовые обязательства государства, государственных структур и предприятий. Он намного меньше и составляет «всего» 47,2 миллиарда долларов. Для сравнения, прогноз украинского ВВП на этот год составляет 134 миллиарда долларов, а государственный бюджет 42 миллиарда.

Структура внешнего государственного долга следующая: 22,8 миллиардов долларов – всевозможные валютные облигации; 23,35 миллиарда долларов – совокупный долг по кредитам и кредитным гарантиям; остальное – долг перед МВФ в СПЗ (1,78 миллиарда) и краткосрочные ценные бумаги (включая дивиденды по акциям госпредприятий).

Однако такая структура долга мало о чем говорит даже специалистам, обыватель же вообще вряд ли что-то поймет. Что ж, и есть другие варианты структуры госдолга Украины, но, к сожалению, все они какие-то запутанные, словно специально. Например, прямой долг Нацбанка перед МВФ составляет 6,8 миллиардов долларов, однако в целом Украина должна фонду около 12 миллиардов – при этом составляющие этой задолженности почему-то не публикуют. А как вам такое: Нацбанк брал у МВФ в долг не «живую» валюту, а специальные права заимствования, которые «складировались» в золотовалютном резерве – а вот отдавать долг по СПЗ нужно частично «настоящими» деньгами. Получается, что МВФ одалживает нам свою виртуальную валюту – а потом забирает долги долларами. Похоже на аферу!

Тем не менее, доля кредитов МВФ в структуре государственного внешнего долга Украины составляет всего 25%, четверть. А размер золотовалютных запасов Украины достигает 20,8 миллиардов долларов. Как видите, для того, чтобы отплеваться от Фонда, не нужно объявлять дефолт: можно было бы сразу выплатить им весь долг и сказать «остаточно прощавай»! При этом, в резервах бы еще и осталось почти 9 миллиардов.

Но этого не будет, потому что, начиная с правительства Тимошенко (2008-2009), продолжая правительством Яценюка (2014-2016) и заканчивая правительством Гройсмана (2016-2019) кредиты от МВФ делали обязательной составляющей золотовалютных резервов и финансовых фондов Украины. То есть, их брали не потому, что были нужны деньги, а только для того, чтобы связать украинские финансы с Международным валютным фондом. Зачем? А затем, что в этом случае МВФ, его транши и СПЗ выступали гарантами для других финансовых операций Нацбанка и Минфина Украины. И не только МВФ: свои финансовые гарантии Украине предоставляли также Всемирный Банк (ВБ), ЕБРР, американские и европейские банки.

И если МВФ давал Украине хотя бы СПЗ, то остальные перечисленные банки-гаранты давали Киеву лишь расписки – мол, гарантируем, что податель сего вернет вам одолженные деньги. А вот уже потом с этой распиской Нацбанк, Минфин или те, кому они эти расписки продали (или подарили), занимали реальные деньги у западных банков. Например, так: ВБ дал Киеву гарантии на 750 миллионов долларов, Минфин передал часть этих гарантий какой-то госструктуре, и та взяла под эти гарантии кредит одном из банков мира (в любом). И это самая простая схема! Чуть более сложная – когда под эти гарантии украинская структура, предприятие или даже частная фирма выпускает собственные валютные облигации, и затем начинает ими торговать.

Разумеется, что эти гарантии даются не просто так: они автоматически превращаются в долг Украины перед банками-гарантами, и этот долг необходимо возвращать. Если его не вернуть, если объявить дефолт, то никаких гарантий Украина больше не получит.

А вот сейчас вы увидите ту самую «Кузькина мать», из-за которой и поднялся весь сыр-бор! Потому что эти истошные вопли от Киева и до краев земли раздаются не из-за кредитов МВФ, а из-за роли МВФ и других кредиторов на рынке украинских облигаций. Рынке, который нельзя назвать совершенно прозрачным, хотя и совсем уж теневым тоже – просто он совмещает в себе чисто украинскую коррупцию с циничной алчностью мирового финансового капитализма. Где «обуть» кого-то на сотню-другую миллионов считается не преступлением, а успешной сделкой. Увы, проблема в том, что на этом рынке регулярно «обувают» украинскую державу, а в конечном итоге – простых украинцев, которые и расплачиваются за все эти долги державы.

Как это происходит? Во-первых, у этих облигаций очень высокие доходности, достигающие 9-9,5% годовых. Учитывая, что они имеют 5-10 летние сроки обращения, нетрудно подсчитать, что при их погашении Украина платить в полтора-два раза больше долларов, чем выручает при их выпуске. Но, во-вторых, не всегда эти облигации продаются по номиналу. При первой продаже госструктуры нередко делают на них внушительную «скидку» (до 20%), особенно если в этих схемах замешаны «свои люди».

Собственно говоря, уже давно существует такой себе полутеневой сегмент рынка украинских облигаций, на котором осуществляться наиболее выгодные сделки – причем умышленно наносящие вред государству. Об этом украинцам могли бы много поведать экс-премьер Яценюк, экс-министр финансов Данилюк, вице-премьер Кубив, бывший президент Порошенко, бывшая глава Нацбанка и совладелец корпорации ICU (активный участник рынка ценных бумаг) Гонтарева и др. Могли бы, но не расскажут. А зачем им «палить» схемы, на которых причастные люди зарабатывают сотни миллионов долларов, а государство в итоге теряет миллиарды!

В нынешнем году Украина должна выплатить по общему государственному долгу 12,1 миллиард долларов, а в следующем еще 10,2 миллиарда, из них львиная доля – это долги по облигациям. То есть на погашение кредитов, гарантий и облигаций уйдет четверть госбюджета (от 42 миллиардов), или два годовых бюджета Минобороны, или три бюджета Минздрава. «Шикарно» живем!

Можно ли объявить ограниченный (технический) дефолт отдельно по облигациям? Теоретически да, Россия так поступила в 1998 году, однако тогда это привело её к экономическому кризису: рубль упал в 2,5 раза, разорилось множество предприятий. Почему? Потому что эти облигации играют важную роль во внешней торговле (участвуют в схемах расчетов), они являются важным источником валюты в бюджет, и они являются финансовыми вложениями банков и предприятий. Это объективные причины, а кроме них существует и иные, в том числе корыстный интерес тех, кто «наваривает» на них дивиденды – олигархов и высокопоставленных чиновников.

Вот почему от облигаций не получится отказаться вообще. А если не отказываться от них, но нельзя отказывается и от их гарантов – СВФ, ВБ и других западных финансовых институтов. Придется снова просить транши и поручительства. Это порочный замкнутый круг!

Правда, есть вариант «временного» дефолта, когда выплаты просто переносятся на более поздний срок. Причем, нечто подобное Украина уже делала в 2014-2015 году, когда встала перед необходимостью погашения облигаций, выпущенных во времена Януковича. Денег на их погашение не было (их тогда щедро раздавали банкам), но и дефолт как таковой объявлять не стали: Яценюк договорился о дополнительных гарантиях со стороны МВФ и других западных финансовых структур, и старые облигации не погасили, а как бы заменили новыми – проще говоря, отложив срок погашения еще на пять лет — как раз до
сего момента.

При этом в СМИ писали, что якобы близкие к Яценюку, Гонтаревой и Порошенко фирмы скупили старые облигации по дешевке (чуть ли не за половину номинала), обменяв их на новые. То есть теперь становится понятным неистовое желание Арсения Петровича, дабы никакого дефолта не произошло, и все выплаты состоялись в полном объеме…

Так почему же о дефолте заговорил Коломойский? Давайте сначала посмотрим на это с конструктивной точки зрения: предположим, он великодушно желает, чтобы выплаты по облигациям снова были переносы на потом (год, два, три), и госбюджет Украины получил бы временную передышку. Но даже тут можно усмотреть его корыстные намерения: что если это нужно Коломойскому в плане возвращения «Приватбанка» и арестованных предприятий (включая «Буковель»), и списания его 132-миллиардного долга (гривневого)?

Ну а если Коломойский желает спровоцировать настоящий дефолт, пусть и ограниченный? Вряд ли для того, чтобы на его фоне попытаться скупить заводы и сельхозугодия. Вы представляете Игоря Валерьевича в роли аграрного олигарха? Оно ему надо?! Однако он может провернуть куда более выгодную аферу: скупить «со скидкой» облигации у растерявшихся коллег-олигархов, а затем, при помощи своего протеже Зеленского, погасить их по полной стоимости, со всеми бонусами – и «заработать» на этом несколько миллиардов долларов.

Хороший план? Конечно! Вон уже кто-то наверняка предположил, что именно для этого Коломойский и двигал Зеленского в президенты. А может потому он и торопит его со сменой Рады и правительства. Но он хорош только для Коломойского.

Беда не в том, что в данном случае убытки понесут нынешние держатели этих облигаций – в конце концов, олигархи не обеднеют. Беда в том, что они не обеднеют потому, что снова переложат свои убытки на плечи работников и потребителей, то есть на простых украинцев. Точно так же и возможные финансовые последствия дефолта для государства тут же отразятся на курсе гривны (она не упадет в разы, но может просесть), на социальных выплатах, на ценах и тарифах. Кстати, вы уже в курсе, что из нынешней стоимости газа более чем 2/3 уходит в госбюджет, а потом уходит на выплаты государственного долга? Вот почему МВФ так настаивает на еще больших повышениях тарифов!

источник

Share
error: Content is protected !!