Путин уже едва не плачет в прямом эфире, но и это не помогает — Bloomberg

Во время ежегодного телемоста президент пытался убедить россиян, что ему не все равно. Это ему не удалось.

Президент России (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) Владимир Путин — человек предсказуемый, так что у многих был большой соблазн пропустить его 17-е ежегодный прямой эфир с участием избирателей как очередную бессмысленную постановку. Однако в этом году контекст сделал это шоу более значимым, чем большинство предыдущих: Путин, который пытается вернуться к скучным внутренним проблемам после длительного экскурса в великодержавную политику, столкнулся с падением популярности и растущей усталостью россиян.

Он предпринял отчаянную попытку доказать, что ему не все равно, но в итоге потерпел неудачу. Дух этого эфира, длившегося четыре с лишним часа, лучше всех удалось передать в своем блоге феминистке Алене Поповой: «Граждане бедной страны звонят президенту некой другой, богатой страны».

Вот уже около года опросы показывают, что россиян больше не приводит в восторг способность Путина соваться к США или захват Крыма в 2014 году. Они устали от того, что доходы остаются намного ниже уровня 2014 года, раздражены повышением пенсионного возраста, повышением налога на добавленную стоимость и обеспокоены тем, что страна движется в неверном направлении.

Так называемые национальные проекты Путина — пятилетний план расходов на инфраструктуру и социальные нужды стоимостью 400 миллиардов долларов, призванный обозначить его возвращение к внутренней политике — никак не отразились на опросах.

Главная проблема — широко распространенная бедность. Бывший министр финансов Алексей Кудрин, который в настоящее время возглавляет высший российский орган финансового контроля над бюджетом — Счетную палату, на этой неделе назвал «позором» то, что 19 из 144 миллионов россиян живут за официальной чертой бедности. Премьер-министр Дмитрий Медведев отчитал его за «популистскую риторику».

Над эфиром Путина сгустились и другие тучи: растущее движение против разрастания мусорных свалок и некачественного сбора мусора, а также недавний случай в Москве, где журналисту, специализирующемуся на расследованиях, предъявили ложное обвинение в преступлении, связанном с наркотиками, и освободили только после гневных протестов, которые привели к личному вмешательству Путина.

Арест репортера Ивана Голунова выявил две проблемы: превышение полномочий и коррупцию в правоохранительных органах и легкость, с которой полиция может превратить любого в наркоторговца, подбросив немного запрещенных веществ в его сумку или квартиру.

Путин, судя по всему, не пожалел времени на тщательную подготовку к эфиру. На официальных фотографиях видно, как он скрупулезно изучает стопку вопросов, которые получил перед трансляцией. Во время эфира российский президент то и дело нарушал производственный ритм, прерывая ведущих на полуслове, чтобы зачитать и ответить на вопросы, порой неуважительные, которые прокручивались на гигантских экранах телевизионной студии.

А в самом конце передачи, когда его спросили, не бывает ли ему за что-нибудь стыдно, он, казалось, едва не прослезился, вспоминая случай, который, по его словам, произошел, когда он только стал президентом. В каком-то провинциальном городе, рассказал он, пожилая женщина опустилась на колени, чтобы передать ему записку. «Я сказал, что посмотрю. Забрал, отдал помощникам. И ее потеряли, — сказал Путин. — Никогда этого не забуду».

Посыл явно заключался в том, что Путин никогда бы по своей воле не стал игнорировать просьбу обычного россиянина. Однако на самом деле его ответы на отчаянные жалобы на низкую заработной плату часто казались бестактными. Когда учительница посетовала, что зарабатывает всего 10 700 рублей (170 долларов) в месяц, Путин сказал, что здесь и правда что-то не так: минимальная заработная плата должна соответствовать официальному прожиточному минимуму в 11 300 рублей (179 долларов). Когда гражданский пожарный пожаловался, что не может прожить на зарплату в 16 000 рублей, Путин сказал, что офицер в погонах на его же должности получает 43 000 рублей.

Он также пустился в длинные и явно некорректные рассуждения о том, что реальные располагаемые доходы — неверный ориентир, и что вместо этого людям нужно следить за ростом номинальной заработной платы. Путин, кандидат экономических наук, сказал, что у реального дохода, который, по статистике, падает, есть множество показателей — а именно доходов и расходов. В наши дни одним из показателей расходов являются выплаты по кредитам, и банки предлагают ссуды гражданам, условно говоря, под залог 40% их заработной платы, что, конечно, рискованно.

Мало кто из зрителей Путина мог понять этот псевдоэкономический бред, не говоря уже о том, чтобы принять его вместо повышения заработной платы. Но, как будто этого было мало, президент вслед за Медведевым прошелся по Кудрину: он пошутил, что взгляды бывшего министра, похоже, дрейфуют в сторону его старого оппонента, социалиста Сергея Глазьева. Кудрин не мог воспринять это иначе, как намеренное оскорбление со стороны своего босса, который явно не оценил его вклад в этот критический момент.

Ответы Путина на вопросы, вызвавшие недавние протесты, тоже были не на высоте.

Незадолго до прямой линии жители Архангельской области и республики Коми на севере России, которые выступают против строительства огромного полигона для свалки избыточных отходов Москвы, сняли видео для Путина. Обращаясь к нему без привычного почтения, они потребовали закрыть проект, который, по их словам, отравит местную водную систему. В четверг толпа местных жителей собралась возле железнодорожной станции Шиес, где строится свалка, в надежде быть замеченными во время «Прямой линии».

Вместо этого Путину задали несколько более мягких вопросов о проблемах его «мусорной реформы», направленной на улучшение сбора и вывоза отходов, и предоставили ​​возможность решить другую проблему, связанную с водоснабжением — проблему городка, расположенного невдалеке от нефтяного города Тюмени, жители которого годами вынуждены были обходиться без водопровода.

Как это принято во время показательных выступлений, губернаторы всех российских регионов и ключевые министры были готовы решать вопросы и при необходимости принимать распоряжения Путина по видеосвязи, и Путин публично сказал тюменскому губернатору разобраться с жалобами. Протест против проекта мусорного полигона в Шиесе, вокруг которого сплотились защитники природы за последние несколько недель, так и не был упомянут.

На вопрос, чувствует ли он личную ответственность за коррупцию в России, Путин мрачно ответил: «Я чувствую ответственность за это безобразие. Если бы я не чувствовал, вы бы ничего не знали». А когда его вынудили прокомментировать чрезмерную строгость законов о наркотиках, он упорно повторил, что он против любого рода либерализации, и что полицейских просто нужно лучше контролировать, чтобы предотвратить злоупотребления.

Посыл, который российский гражданин мог уловить спустя четыре часа заключался в том, что Путин может лично решить любую проблему, если бы для ее решения достаточно было просто отдать приказ. Если у вас возникнут подобные проблемы и вы сумеете найти выход на Путина, у вас есть шанс. Когда доходит до более сложных вопросов, Путин, как всегда, предпочитает троллить и хитрить, а не предлагать решения. Это не прибавляет ему популярности.

В среднем соотношение дизлайков и лайков в пяти YouTube-трансляциях «Прямой линии» было около девяти к одному. Отчасти на такой перекос мог возникнуть из-за украинцев, которые считают своим долгом выразить свои чувства к Путину во время таких трансляций. Но я лично сомневаюсь, что после такого выступления рейтинг Путина в опросах населения резко взлетит.

Путин, конечно, далек от того, чтобы его свергли. Но он постепенно теряет избирателей, которые поддерживали его, что бы ни случилось — обычных людей из небольших городков и деревень, которые старше, беднее и сильнее зависят от государственной поддержки, чем относительно сытые жители крупных российских городов. Эта потеря может оказаться катастрофической — если не для самого Путина, то для его планов по сохранению преемственности.

Леонид Бершидский, Bloomberg (США)

Share
error: Content is protected !!